Только хорошие умирают молодыми 8 глава

Я онемел. Скажите, с кем-нибудь еще такое могло бы произойти? Навряд ли, решил я. Когда я сказал об этом Герцогине, она не произнесла ни слова. Просто покачала головой и отошла в сторону.

Я попробовал позвонить Джанет – условиться, чтоб за нами прислали другой самолет, – но связи не было. В конце концов я Только хорошие умирают молодыми 8 глава решил, что идеальнее всего попробовать добраться до Великобритании – по последней мере, там мы хоть будем осознавать, о чем молвят люди вокруг. Оказавшись в Лондоне, я решил, что сейчас уж с нами точно ничего не произойдет – до той минутки, как мы сели на заднее сидение темного английского Только хорошие умирают молодыми 8 глава такси и я вдруг увидел нечто очень странноватое: улицы были запружены массой. Фактически говоря, чем поближе мы подъезжали к Гайд-парку, тем плотнее становилась масса. Я наклонился к уху нашего водителя – обычного британца с обычным для британца невыразительным лицом.

– Почему столько народу? Я раз 10 был в Лондоне, но такое Только хорошие умирают молодыми 8 глава вижу впервой.

– У нас же здесь собственный свой Вудсток, губернатор, – ухмыльнулся таксист. – В Гайд-парке будет концерт, не меньше полумиллиона зрителей. Будут Эрик Клэптон, «Зе Ху», Аланис Морисетт, такового рода ребята. Шоу будет что нужно, губернатор. Надеюсь, вы заблаговременно позаботились об отеле, так как во всем Лондоне в эти денька навряд Только хорошие умирают молодыми 8 глава ли найдется хоть один свободный номер.

Из всей этой беседы я вынес три вещи. Во-1-х, какого черта этот чертов таксист именует меня «губернатор»? Во-2-х, у меня появилось чувство, что я оказался в Лондоне в 1-ый уикенд после окончания 2-ой мировой и в городке, очевидно, нет Только хорошие умирают молодыми 8 глава и не может быть свободных номеров. А в-3-х, нам, судя по всему, скоро предстоит во 2-ой раз отправиться по магазинам – а Герцогине вообщем в 3-ий, и это в течение каких-либо 2-ух недель!

– Поверить не могу… нам опять придется брать новый гардероб! – шепнул мне на ухо Роб. – Платишь снова ты Только хорошие умирают молодыми 8 глава?

– Иди ты, Роб!

Управляющий отеля «Дорчестер», лицезрев нас, сокрушенно покачал головой.

– Мне очень жалко, мистер Белфорт, но на выходные нет ни 1-го свободного номера. Вообщем говоря, уверен, что такая же ситуация во всех английских гостиницах. А пока пройдите, пожалуйста в бар. И ваши гости тоже. Уже практически 5, потому Только хорошие умирают молодыми 8 глава я буду счастлив предложить вам чай и бутерброды – за счет заведения, очевидно.

– Не могли бы вы позвонить в какой-либо другой отель – выяснить, имеются ли у их свободные номера? – я потер лоб, пытаясь осмыслить услышанное.

– Очевидно, – поклонился управляющий. – С наслаждением.

Три часа спустя, когда мы все еще торчали в баре, напирая Только хорошие умирают молодыми 8 глава на чай с печеньем, управляющий появился опять.

– В отеле «Четыре сезона» кто-то в последнюю минутку отказался от номера. Потрясающий отель, как раз в вашем вкусе. К огорчению, цена…

– Мы согласны! – перебил я.

– Прекрасно, – кивнул управляющий. – У ворот отеля вас ждет «роллс-ройс». Как я слышал, в «Четырех сезонах Только хорошие умирают молодыми 8 глава» хороший спа-клуб; может быть, после всего, через что вам пришлось пройти, массаж придется как нельзя кстати.

Я кивнул – и через два часа я уже лежал ничком на массажном столе в президентском номере отеля «Четыре сезона». С балкона раскрывался прекрасный вид на Гайд-парк, где как раз Только хорошие умирают молодыми 8 глава начался концерт.

Мои гости в это время носились по Лондону, охапками жадная одежку; Джанет пробовала забронировать нам перелет на «Конкорде», а моя неописуемая Баронесса, стоя под душем, распевала в полный глас, пытаясь составить конкурентнсть Эрику Клэптону.

Я обожал свою невероятную Герцогиню. Уже в который раз она обосновала, что во всех Только хорошие умирают молодыми 8 глава ситуациях остается верна для себя – даже в самых критичных. Она была реальным бойцом – равной мне во всем. Она могла бестрепетно глядеть в лицо погибели, и не просто глядеть, а с ухмылкой на прекрасных губках, которые я так обожал.

Наверняка, по этой причине мне было трудно совладать с Только хорошие умирают молодыми 8 глава эрекцией – а попробовали бы вы, да еще когда вас месит, как тесто, здоровый эфиоп-массажист. Естественно, я осознавал, что это некорректно – до таковой степени возбуждаться от массажа, да еще тогда, когда моя супруга беспечно распевает в душе в 2-ух шагах от меня. И все же… в сути, какая разница Только хорошие умирают молодыми 8 глава, от чего возбуждаться – от прикосновения чужих рук либо собственной своей?

Хмм… Эта идея подействовала на меня успокаивающе и посодействовала выдержать до конца массажа. А на последующий денек я уже был у себя в Олд-Бруквилле, готовый вновь погрузиться в обычную жизнь Богатых и Бесполезных.

Глава 35

Буря перед бурей

Апрель 1997

Тяжело Только хорошие умирают молодыми 8 глава поверить, но спустя девять месяцев после того, как моя яхта пошла ко дну, я медлительно, но правильно продолжал жить как жил. В собственном стремлении повредить свою жизнь мне удалось придумать хитроумный метод – и достаточно логичный, необходимо сказать, – подняться на новый уровень саморазрушения. Я просто перебежал с пилюль на кокаин. Пришло Только хорошие умирают молодыми 8 глава время перемен, задумывался я, – и сказать по правде, я был уже сыт всем этим по гортань. Мне опротивело, что я или несу некий абсурд, или засыпаю в самой неподходящей обстановке.

Потому, изменив привычке начинать собственный денек с кваалюда и кофе со льдом, я бодрил себя щепоткой боливийского белоснежного порошка Только хорошие умирают молодыми 8 глава, кропотливо следя за тем, чтоб поделить дозу точно поровну: половина – в одну ноздрю, половина – в другую. Я как будто страшился, что одна часть моего мозга пострадает больше, чем другая. О да, это был воистину Завтрак для Чемпионов! Завершали этот завтрак три миллиграмма ксанакса – просто для того, чтоб совладать с паранойей Только хорошие умирают молодыми 8 глава, неминуемым следствием схожей диеты. А на десерт – и это при том, что я уже вполне избавился от болей в спине, – я обычно вмазывал 40 5 миллиграммов морфина, только поэтому, что кокс и опиаты умопомрачительно успешно дополняют друг дружку. И позже, если масса медиков прописывали мне морфин, означает, ничего дурного в Только хорошие умирают молодыми 8 глава нем нет. И почему тогда я должен отказывать для себя в этом наслаждении?

Вроде бы там ни было, за час до ланча я заглатывал первую дозу кваалюда – четыре пилюли, за которыми следовал еще гр кокса, чтоб совладать с навалившейся вялостью. Правда, я как и раньше не мог отрешиться Только хорошие умирают молодыми 8 глава от привычки глотать по 20 пилюль кваалюда в денек, зато сейчас я, по последней мере, использовал их, так сказать, более здоровым и продуктивным методом – только как противовес коксу.

Это была превосходный система, и он совершенно работала… до поры до времени. Но, как и всегда, в бочке меда нашлась и ложка дегтя: сейчас я Только хорошие умирают молодыми 8 глава спал менее 3-х часов в неделю, и к середине апреля благодаря этому перевоплотился в законченного параноика. Дело дошло до того, что я под кайфом несколько раз пальнул в сторону нашего молочника из дробовика. Конечно, задумывался я тогда, молочник раззвонит на всю округу, что Волк с Уолл-стрит не Только хорошие умирают молодыми 8 глава из числа тех, кто любит шутить, он храбрец, и он вооружен и готов ко всему – Волк даст отпор хоть какому, у кого хватит наглости вторгнуться на его местность, – даже если его сторожи хлопают ушами.

Вот так все и шло – до середины сентября, когда брокерская компания «Стрэттон» в Только хорошие умирают молодыми 8 глава один момент была закрыта. По необычной драматичности судьбы, повинны в этом были не федералы, которые издавна точили зуб на «Стрэттон», а самодовольные тупицы из Государственной ассоциации биржевых дилеров. Они исключили «Стрэттон» из реестра, обвинив компанию в махинациях с ценными бумагами и бессчетных нарушениях торговой практики. В конце концов от «Стрэттон» все Только хорошие умирают молодыми 8 глава стали шарахаться, как от чумы, а исходя из убеждений юридической это был последний гвоздь в гроб компании. Членство в Ассоциации было нужным условием для реализации ценных бумаг за границы штата – вылетев из Ассоциации, можно было ставить крест на любом бизнесе. Потому Дэнни, скрепя сердечко, был обязан закрыть фирму Только хорошие умирают молодыми 8 глава и распустить служащих. Эпоха благоденствия, длившаяся целых восемь лет, подошла к концу. Как вы, наверняка, помните, я хотя и не был до конца в этом уверен, но подозревал, что нечто схожее в один прекрасный момент произойдет.

«Билтмор» и «Монро Паркер» как и раньше прочно стояли на ногах – и все Только хорошие умирают молодыми 8 глава так же отстегивали мне по миллиону за каждую сделку, – хотя приходилось учесть возможность того, что обладатели (кроме Алана Липски) в один красивый денек сговорятся выступить против меня. Как и когда это произойдет, я, естественно, не знал, но такая уж природа комплотов, в особенности когда заговорщики – твои наиблежайшие друзья.

В Только хорошие умирают молодыми 8 глава отличие от их, Стив Мэдден уже плел против меня комплот. Дела меж нами совсем испортились – по словам Стива, только по моей вине, так как, дескать, я являлся в кабинет обдолбанный, а его это бесило. На что я постоянно посылал его на хрен, напоминая, что, не будь меня, этот Только хорошие умирают молодыми 8 глава самодовольный засранец до сего времени вел торговлю бы ботинками из багажника собственной развалюхи. Так это либо нет, но акции его сегодня продавались по тринадцать баксов, и недалек был тот денек, когда они будут стоить 20.

Число фирменных магазинов подросло до 18-ти, а поставки в наши корнеры в универмагах были предоплачены на Только хорошие умирают молодыми 8 глава два года вперед. Оставалось гадать, что Стив задумывается обо мне – человеке, которому принадлежит восемьдесят 5 процентов акций его компании и который вот уже четыре года контролировал их цена. Сейчас, когда «Стрэттон» ушел с рынка, задерживать стоимость его акций я больше не мог. Цена «Стив Мэдден Шуз» определялась спросом и предложением – росла Только хорошие умирают молодыми 8 глава и падала в согласовании с денежным положением самой компании, а не в итоге деятельности той брокерской конторы, которая ее представляла. Что все-таки до Сапожника, то он был просто должен строить против меня происки. Да, это правда: я вправду приходил в кабинет под кайфом, и это было Только хорошие умирают молодыми 8 глава нехорошо, но навряд ли это можно считать достаточным основанием, чтоб выжать меня из компании, а заодно и прикарманить принадлежавший мне пакет акций. Но мог ли я что-то сделать, чтоб ему помешать?

Да, меж нами было потаенное соглашение, но оно касалось только моего начального пая в 1,2 миллиона баксов. Что Только хорошие умирают молодыми 8 глава все-таки до пакета акций, то они были куплены на имя Стива, и никаких бумаг, подтверждающих, что они принадлежат мне, не было. Попробует ли Стив прибрать к рукам акции? Либо попробует отобрать у меня сходу все – не только лишь акции, да и опционы? Может быть, этот ублюдок рассчитывает, что у меня Только хорошие умирают молодыми 8 глава не хватит духу обнародовать условия нашей потаенной сделки, так как, стань она достоянием гласности, пострадаем в одинаковой мере мы оба.

Что ж, если так, его ожидало ожесточенное разочарование. Шансы на то, что ему получится безнаказанно ограбить меня, были равны нулю. Я бы сделал все, чтоб помешать этому, – даже Только хорошие умирают молодыми 8 глава если б в итоге за решетку направились мы оба.

Будучи человеком адекватномыслящим, я так либо по другому учитывал схожую возможность, но при моем сегодняшнем параноидальном состоянии эти подозрения пустили самые ядовитые и разветвленные корешки в моей душе. Но собирается Стив обобрать меня либо нет – не имело огромного значения; в любом случае Только хорошие умирают молодыми 8 глава я не позволю ему этого. В моих очах он стоил не больше, чем Виктор Вонг, Испорченный Китаец. Да, Виктор в свое время тоже попробовал меня трахнуть – и я пинком под зад выслал его вспять в Чайнатаун.

Наступила 2-ая неделя апреля – последний раз я показывался в кабинете «Стив Мэдден Только хорошие умирают молодыми 8 глава Шуз» чуть не месяц вспять. Был вечер пятницы, я был дома, посиживал у себя в кабинете за письменным столом красноватого дерева. Баронесса уже перебралась в Вестхэмптон, а деток на выходные выслали к ее мамы. Я остался наедине со своими идеями – и начал готовиться к войне.

Сначала я Только хорошие умирают молодыми 8 глава набрал Вигвама:

– Позвони Мэддену и скажи ему, что в качестве эскроу-агента[19] ты хочешь уведомить его о собственном решении обналичить 100 тыщ акций, при этом немедля. Их цена составляет приблизительно 1,3 миллиона, плюс-минус несколько баксов. Напомни ему, что, согласно нашей договоренности, у него есть право реализовать и свою долю акций сразу со мной Только хорошие умирают молодыми 8 глава, что значит, что он может реализовать менее 17 000 акций. Будет он их по сути продавать либо нет, мне плевать.

– Чтоб избавиться от их стремительно, мне пригодится его подпись, – сделал возражение Вигвам. – А что, если он откажется?

Я сделал глубочайший вдох, чувствуя, что начинаю закипать.

– Если он откажется Только хорошие умирают молодыми 8 глава, скажи ему, что по условиям эскроу-соглашения ты имеешь право отказать ему в праве выкупа и реализовать акции в личном порядке. Скажи, что я уже согласился их приобрести. И передай этому лысому сукиному отпрыску, что в данном случае у меня будет на пятнадцать процентов акций компании больше, что значит, что мне Только хорошие умирают молодыми 8 глава придется подать в Комиссию по ценным бумагам и биржам финансовую отчетность по форме 13-Д, тогда и любая собака на Уолл-стрит выяснит, как этот гад пробовал обвести меня вокруг пальца.

Передай этому сукиному отпрыску, что я позабочусь, чтоб об этом узнали все, и что каждую гребаную неделю я Только хорошие умирают молодыми 8 глава стану скупать на рынке все имеющиеся акции, что значит, что мне раз за разом придется заполнять форму 13-Д.

Скажи этому сукиному отпрыску, что буду скупать их до того времени, пока не получу 50 один процент акций его компании, тогда и я дам ему пинка под зад, – я с трудом перевел дыхание Только хорошие умирают молодыми 8 глава. Сердечко мое колотилось как обезумевшое. – А еще скажи ему, пусть не задумывается, что я блефую, так как даже если он зароется в какой-либо чертов бункер, я все равно отыщу и уничтожу его, – пошарив в ящике стола, я нащупал портфель, в каком лежал пакет с кокаином, и было в Только хорошие умирают молодыми 8 глава этом пакете не меньше фунта.

– Послушай, я сделаю все, что ты скажешь, – ответил Вигвам Слабак. – Только хорошо задумайся. Ты самый умный юноша из всех, кого я знаю, но на данный момент ты очевидно действуешь… не полностью правильно. Как твой юрист, я не советую для тебя предавать ваше Только хорошие умирают молодыми 8 глава соглашение оглас…

Но я не отдал ему договорить.

– Мама твою, Энди, позволь мне сказать для тебя кое-что: ты, мама твою, не имеешь понятия, до какой степени мне наплевать на комиссию, чтобы ее и все такое прочее.

На этих словах я открыл портфель, вынул из стола игральную карту и Только хорошие умирают молодыми 8 глава подцепил краем порцию кокса, достаточную для того, чтоб оглушить голубого кита. Потом вываливал его на поверхность стола, наклонился, обмакнул нос в порошок, глубоко втянул его носом и продолжил:

– Мне, мама твою, наплевать и на этого ублюдка Коулмэна, – я гласил, а мое лицо было облеплено белоснежным порошком. – Он копал под меня четыре Только хорошие умирают молодыми 8 глава года, мама его, да так ни хрена и не накопал! – Я несколько раз встряхнул головой, пытаясь избавиться от тумана, который уже заволакивал мне мозги. – У него нет никакой способности взять меня за пятую точку при помощи этого соглашения. Для Коулмэна такое невообразимо. Он человек чести, потому захотит прихватить Только хорошие умирают молодыми 8 глава меня на кое-чем реальном. Ну типа как Аль Капоне взяли за неуплату налогов. Так что хрен с ним, с Коулмэном!

– Ясно, – буркнул Вигвам. – Но я желал попросить у тебя кое-что.

– Что конкретно?

– У меня в ближайшее время натужил с средствами, – выдержав эффектную паузу, произнес мой личный юрист. – Знаешь ведь Только хорошие умирают молодыми 8 глава, Дэнни перекрыл мне кислород, когда воспретил пустить в ход «тараканью» стратегию. В конце концов, я до сего времени жду дизайна брокерской лицензии. Не мог бы ты пока выручить меня?

Неописуемо! Я ушам своим не веровал. Мой свой эскроу-агент разводит меня на бабки! Вот сукин отпрыск Только хорошие умирают молодыми 8 глава!

– Сколько для тебя необходимо?

– Не знаю, – чуть слышно пискнул Вигвам. – Может, пару сотен тыщ?

– Идет! – гаркнул я. – Дам для тебя четверть миллиона, если прямо на данный момент позвонишь этому сукиному отпрыску Мэддену, а после мне и сообщишь, что он произнесет, – Злой, как черт, я кинул трубку, не попрощавшись. Позже опять обмакнул лицо Только хорошие умирают молодыми 8 глава в кокаин. Телефонный звонок раздался минут через 10.

– Ну, что произнес этот сукин отпрыск? – прорычал я.

– Для тебя это не понравится, – предупредил Вигвам. – Он опровергает, что схожее соглашение вообщем существует. Гласит, что это было бы нелегально, и он уверен, что ты ни за что не пошел бы Только хорошие умирают молодыми 8 глава на то, чтоб предать схожее гласности.

Я глубоко вздохнул, пытаясь сдержаться.

– Стало быть, он решил, что я блефую, так?

– Вероятнее всего, – ответил Вигвам. – Но он произнес, что предпочитает условиться по-дружески. И предлагает для тебя купить у него акции по два бакса за штуку.

Разминая затекшую шейку, я стремительно сосчитал Только хорошие умирают молодыми 8 глава в уме, сколько это будет. Если я заплачу ему по два бакса за акцию, означает, он ограбит меня практически на 13 лимонов, и это только акции; но у него оставался еще миллион моих опционов по стоимости использования около 7 баксов за штуку.

Нынешняя цена опционов – тринадцать баксов – означала, что их Только хорошие умирают молодыми 8 глава можно прямо сейчас реализовать за 6. Вот вам и еще 6 миллионов. Другими словами он рассчитывает кинуть меня на 19 лимонов! Удивительно, но я даже не очень злился. В конце концов, я знал это с самого начала, с того самого денька, когда сам же предупреждал Дэнни, что Стиву нельзя веровать ни на Только хорошие умирают молодыми 8 глава грош. Фактически говоря, по этой самой причине я и принудил Стива подписать это эскроу-соглашение и передать мне акционерный сертификат.

Ну и с чего бы мне злиться? В конце концов, это остолопы из Государственной ассоциации дилеров по ценным бумагам толкнули меня на кривую дорожку. У меня не оставалось выбора, не Только хорошие умирают молодыми 8 глава считая как вывести свои активы, типо передав их Стиву, но я принял все меры предосторожности – подготовился к хоть какой неожиданности. На уровне мыслей перебирая в памяти историю наших отношений, я не отыскал ни единой ошибки. И хотя тяжело было опровергать, что являться в кабинет под кайфом – не самый Только хорошие умирают молодыми 8 глава разумный поступок, но все таки это был только повод, а не причина. Стив так либо по другому постарался бы избавиться от меня; мое пристрастие к коксу только отдало ему удачный предлог.

– Хорошо, – уже спокойнее проговорил я. – Я скоро уезжаю в Саутхэмптон, так что давай вернемся к этому в пн днем. Можешь больше Только хорошие умирают молодыми 8 глава не звонить Стиву. Просто подготовь все нужные документы для покупки акций. Пора перейти к военным действиям.

Саутхэмптон! Тут обитают только сливки общества! Да, да, конкретно тут сейчас размещался мой новый пригородный дом – прямо на взморье! Настало время двигаться далее, а Вестхэптон на критичный вкус Герцогини был очень уж Только хорошие умирают молодыми 8 глава плебейским. Не считая всего остального, там было полным-полно евреев, и я был уже по гортань сыт ими, хотя и был одним из их. Донна Каран (еврейка, но высший сорт) купила для себя дом к западу от Вестхэмптона, Генри Крейвис (тот же случай) – к востоку. Выложив 5,5 миллиона (и это еще Только хорошие умирают молодыми 8 глава дешево), я стал владельцем прелестного серо-белого дома в постмодернистском стиле площадью 10 тыщ квадратных футов на Мидоу-Лейн, самой фешенебельной улице на планетке. Фасад дома выходил на залив Шайнкок; из окон в задней части дома был виден Атлантический океан; закаты и восходы каждый денек окрашивали его в невообразимые цвета Только хорошие умирают молодыми 8 глава красного, желтоватого, оранжевого и голубого. Словом, дом был воистину прекрасен – истинное логово Одичавшего Волка.

Проезжая кованые ажурные ворота моего поместья, я чуть ли не взрывался от самодовольства. Еще бы, я сижу за рулем новехонького ярко-синего «бентли» ценой 300 000 баксов! А в бардачке довольно кокса, чтоб поставить на уши Только хорошие умирают молодыми 8 глава весь Саутхэмптон!

Я был здесь только в один прекрасный момент, месяц вспять, когда дом еще стоял без мебели, – заехал совместно с Дэвидом Дэвидсоном, одним из собственных деловых партнеров. Естественно, называть его «партнером» было беспощадной шуточкой, беря во внимание, что я при каждой встрече с трудом мог припомнить, как его Только хорошие умирают молодыми 8 глава зовут. Но вроде бы там ни было, этот Дэвидсон был обладателем брокерской компании под заглавием «Ди Эл Кромвелл», куда перешла часть бывших стрэттонцев; но главное, что мне в нем нравилось, – это то, что он тоже подсел на кокаин. В тот вечер, когда я демонстрировал ему мой новый Только хорошие умирают молодыми 8 глава дом, мы с ним сперва завернули в «Гранд Юнион» и прикупили 50 баллончиков взбитых сливок «Редди Вип». После этого приехали ко мне, сели прямо на пол и оттянулись по полной – пшикали из баллончиков прямо в ноздрю и вдыхали закись азота – веселящий газ, который заходил в состав этой дряни в качестве пропеллента. Просто Только хорошие умирают молодыми 8 глава чума – в особенности если чередовать это с понюшками кокаина.

Да, вечерок выдался красивый – но это было ничто по сопоставлению с тем, что намечалось на нынешний вечер. Баронесса уже обставила дом – потратив практически два миллиона из средств, которые я зарабатывал позже и кровью. Она с таким упоением предавалась этому занятию Только хорошие умирают молодыми 8 глава, так прессовала беднягу-декоратора, что чуть не довела его до нервного срыва, но при всем этом находила время, чтоб повсевременно шпынять меня из-за кокса.

Да пошла она на хрен! Кто она такая, чтоб указывать мне, что я должен делать, в особенности если я пристрастился к коксу ради Только хорошие умирают молодыми 8 глава ее же своей полезности? Это ведь она повсевременно говорила, что бросит меня, так как в ресторане я засыпаю вслед за столом. Потому я и перебежал на кокс. А сейчас она то и дело говорит мне: «Ты болен. Ты уже целый месяц не спал. Ты больше не занимаешься со мной Только хорошие умирают молодыми 8 глава любовью. И похудел так, что весишь всего 100 30 фунтов. Не ешь ничего, не считая хлопьев. И цвет лица у тебя совсем зеленый».

Да подумаешь! Это ведь я отдал ей возможность вести Реальную Жизнь, а в ответ она же воротит от меня нос! Ну и хрен с ней! Просто ей было обожать меня Только хорошие умирают молодыми 8 глава, когда я был болен. Все эти ночи, когда я страдал от боли, она возилась со мной, поправляла мне подушки и говорила при всем этом, как она любит меня невзирая ни на что. И вот сейчас выясняется, что это был просто хитроумный план. Что ж, отлично. Просто здорово Только хорошие умирают молодыми 8 глава! Пусть катится на все четыре стороны. Она мне больше не нужна. Фактически говоря, мне вообщем никто не нужен.

Все эти мысли кружились у меня в голове, пока я подымался по ступенькам красноватого дерева и открывал парадную дверь собственного нового дома.

– Привет! – громозвучно объявил я, переступив порог. Задняя часть дома Только хорошие умирают молодыми 8 глава была сплошь стеклянной, и уже стоя на пороге, я мог наслаждаться Атлантическим океаном. В семь часов вечера в это время года солнце садилось прямо у меня за спиной, как будто пытаясь утопиться в заливе, и окрашивало воду в царский пурпур. Пришлось признать, что дом смотрится великолепно. Тяжело было опровергать Только хорошие умирают молодыми 8 глава, что Баронесса – хотя периодически она становится истинной занудой – обладает красивым вкусом. Из холла вы попадали прямо в гостиную – просторную, с высочайшими потолками. Правда, мебели там было столько, что просто было заплутаться. Заваленные подушками диваны, козетки, стулья, кресла, оттоманки повсевременно попадались под ноги. И вся эта гребаная мебель была или белоснежной Только хорошие умирают молодыми 8 глава, или серой, очень пригородной с виду и немного потертой, что было признаком особенного шика.

И здесь появился Комитет по Встрече Владельца Дома – толстуха-кухарка Мария и ее супруг Игнасио, коротышка-дворецкий ростом только чуток повыше супруги и с очень вредным нравом. Уроженцы Португалии, они постоянно подчеркивали, что ведут хозяйство Только хорошие умирают молодыми 8 глава в стиле, основанном на вековых традициях. Я немного презирал их – так как их презирала Гвинн, а Гвинн была одной из немногих, кто по-настоящему осознавал меня, – она да еще мои дети. Кто их знает, эту парочку, – можно ли им вообщем доверять? Придется за ними смотреть… а если Только хорошие умирают молодыми 8 глава пригодится, то и нейтрализовать, решил я.

– Хороший вечер, мистер Белфорт, – приветствовал меня дуэт. При всем этом Игнасио чопорно поклонился, а Мария сделала книксен. – Как поживаете, сэр? – добавил Игнасио.

– Лучше не бывает, – буркнул я. – Где моя любящая супруга?

– В городке. Отправилась по магазинам, – ответила кухарка.

– Какой сюрприз! – прорычал я, протискиваясь мимо их Только хорошие умирают молодыми 8 глава в дом. Под мышкой у меня был саквояж от Луи Вюиттона, битком набитый наркотой.

– Обед подадут в восемь, – чинно объявил Игнасио. – Миссис Белфорт просила передать, что гости будут к 7 30 и что она желает, чтоб вы были готовы к этому времени.

«Ах, мама твою!» – на уровне мыслей выругался я Только хорошие умирают молодыми 8 глава.

– Хорошо, – пробормотал я. – Я буду в телевизионной комнате. Прошу меня не тревожить. У меня много дел, – Я захлопнул перед их носом дверь, врубил «Роллинг Стоунз» на полную катушку и стал разбираться с наркотой в саквояже. Означает, Баронесса повелела, чтоб я был готов к половине восьмого? И что это, мама ее Только хорошие умирают молодыми 8 глава, означает? Что я должен напялить на себя гребаный смокинг… либо, может, фрак с цилиндром? Что я ей – дрессированная мортышка, твою мама? На мне были хорошие сероватые свободные штаны спортивного покроя и белоснежная футболка, и я, мама ее, не собираюсь переодеваться! В конце концов, кто здесь за все платит? Я? Либо Только хорошие умирают молодыми 8 глава, может, кто другой? Как у нее вообщем хватает наглости мне приказывать!

Восемь вечера, есть подано! А кому он вообщем нужен, этот обед? По мне, так хлопья с обезжиренным молоком куда лучше, чем все эти гребаные разносолы, которые готовит Мария и от которых так тащится Баронесса!

Обеденный стол имел форму Только хорошие умирают молодыми 8 глава лошадиной подковы. Приглашенных к обеду гостей еще можно было как-то вытерпеть – в отличие от Герцогини. Моя супруга посиживала напротив меня на другом конце стола – так далековато от меня, что проще было бы висеть на телефоне, чем перекрикиваться через стол. Было надо признать, смотрелась она офигительно. Но таким Только хорошие умирают молодыми 8 глава бабам, на которых женятся только для того, чтоб соседи завидовали, – а Баронесса была конкретно таковой супругой, – итак вот, таким бабам, задумывался я, грош стоимость в базарный денек. Отменная супруга не будет грызть собственного супруга без всякого повода. Фактически без всякого повода.

Справа от меня посиживали Дэйв и Лори Билл Только хорошие умирают молодыми 8 глава, притащившиеся на наш обед аж из Флориды. Лори была хорошая блондинка, знавшая свое место, – у нас с ней было полное осознание. Одна неудача – она вечно смотрела в рот Герцогине, которая, пользуясь этим, не упускала варианта поведать ей про меня еще одну мерзость. Так что на сто процентов Только хорошие умирают молодыми 8 глава доверять Лори я не мог.

Другое дело ее супруг, Дэйв. Ему можно было доверять – ну, более либо наименее. На вид обычный здоровый деревенский бугай – 6 с излишним футов ростом, двести 50 фунтов литых мускул. Учась в институте, он подрабатывал вышибалой. Однажды один из гостей полез в стычку, и Дэйв прочно приложил его по Только хорошие умирают молодыми 8 глава черепу – так прочно, что выбил бедняге глаз. Молвят, глаз практически висел на ниточке. В недавнешнем прошедшем Дэйв служил сторожем в «Стрэттон», а сейчас работал на «Ди Эл Кромвелл». Попроси я его вышвырнуть за ворота кого-нибудь из гостей, Дэйв был бы только рад оказать мне эту небольшую услугу. Я Только хорошие умирают молодыми 8 глава знал, что могу смело на него рассчитывать.

Слева от меня устроилась еще одна брачная чета – Скотт и Андреа Шнейдерман. Скотт был обычным «мальчиком с Залива», хотя друзьями юношества мы с ним не были. При всем этом Скотт был убежденным гомосексуалистом – и одному богу понятно, ради чего ему пригодилась Только хорошие умирают молодыми 8 глава супруга. Может быть, чтоб завести деток? Один ребенок у их вправду был – дочка. Кстати, Скотт ранее тоже работал на «Стрэттон», хотя инстинкты убийцы у него напрочь отсутствовали. В текущее время он был не у дел и находился тут по одной-единственной причине – Скотт был моим пушером. У него были Только хорошие умирают молодыми 8 глава связи во всех аэропортах, и он ухитрялся поставлять мне чистейший кокс прямо из Колумбии. Супруга его – пухлая неразговорчивая брюнетка – если и открывала рот, то только для того, чтоб ляпнуть еще одну банальность.

После 4 перемен блюд и 2-ух с половиной часов истязающей беседы часы в конце концов пробили одиннадцать.

– Пошли, мужчины Только хорошие умирают молодыми 8 глава, – кивнул я Дэйву и Скотту, – пойдем, какое-нибудь кино поглядим.

Встав из-за стола, я направился в домашний кинотеатр с Дэйвом и Скоттом в арьергарде. Почему-либо я был уверен, что Баронесса так же не достаточно пылает желанием пообщаться со мной, как и я с ней. И Только хорошие умирают молодыми 8 глава это не могло не веселить. Наш брак фактически распался. Развод – только вопрос времени.

То, что последовало позже, началось с осенившей меня превосходной идеи: поделить имеющийся у меня припас кокса на две отдельные вечеринки. 1-ая состоится прямо на данный момент – на нее я выделил восемь граммов, этого должно хватить на два часа, которые Только хорошие умирают молодыми 8 глава мы проведем в кино.

После чего поднимаемся в игровую – сыграем в дартс либо перекинемся в картишки. А в два часа ночи вернемся в кинотеатр и продолжим. Для этого шага у меня было припасено еще 20 граммов чистейшего, 98-процентного кокаина. Вынюхать такое за один вечер по плечу только Только хорошие умирают молодыми 8 глава Волку с его верными друзьями.

В согласовании с этим планом мы трое и действовали: последующие два часа торчали в кинотеатре, таращась на экран и то и дело втягивая через золотую трубочку кокс. Звук мы выключили, заместо этого врубили на полную «Симпатию к дьяволу» «Роллинг Стоунз» и стали гонять песню в повторе Только хорошие умирают молодыми 8 глава раз за разом. Позже поднялись в игровую. Как часы пробили два, я произнес:

– Ну, мужчины, пришло время улететь по-настоящему. За мной, и да здравствует рок!

Мы опять спустились вниз и молчком сели на диванчик. Я потянулся за коксом… но он пропал. Его не было! Какого беса Только хорошие умирают молодыми 8 глава?.. Что вообщем происходит?!

Я покосился на Дэйва со Скоттом:

– Хорошо, мужчины, неплох шутить. У кого из вас кокс?

Оба с недоумением уставились на меня. Первым опамятовался Дэйв.

– Ты что, шутишь? Лично я его не брал! Богом клянусь!

– Не смотри на меня так! – с оскорбленным видом добавил Скотт. – Я бы никогда Только хорошие умирают молодыми 8 глава такового не сделал! Это ж смертный грех – стащить у кого-нибудь кокс!

После чего мы все трое встали на четвереньки и принялись обшаривать ковер. Спустя две минутки мы столкнулись лбами под экраном и ошеломленно уставились друг на друга. Ничего! Может, он завалился за подушки на диванчике? Мы кинулись крутить Только хорошие умирают молодыми 8 глава подушки. Ничего!

– Абсурд некий, – пробормотал я. – Этого просто не может быть.

И здесь меня озарило: а что, если кокс каким-то непостижимым образом оказался снутри одной из подушек? Да, на 1-ый взор нереально, но ведь иногда случаются и поболее странноватые вещи, разве нет?

– На данный момент вернусь, – пробормотал я через сведенные Только хорошие умирают молодыми 8 глава судорогой зубы и рысью помчался на кухню. Вытащив из ящика ножик для разделки мяса, я бегом возвратился в кинотеатр, вооруженный до зубов и готовый к хоть какому повороту событий. В конце концов, это был мой кокс!


togda-veroyatnost-r1-ravna.html
togo-kak-bili-napisani-eti-stroki-privedeni-sootvetstvuyushie-fizio-.html
tok-dvuhfaznogo-korotkogo-zamikaniya-577-a.html